Category: искусство

Творческая личность

Есть такой часто встречающийся типаж: Внутренне-свободная и творческая женщина. Женщина эта совсем необязательно должна заниматься чем-то поэтическим, хотя нередко и занимается наукой или искусством. А образ настолько узнаваемый, что то и дело доходит до карикатуры. Эталон выглядит так: женщина «неопределенного возраста», в мешковатой одежде, которую она называет «бохо-стилем», в авторских украшениях, с назидающим голосом (о нем позже).

ЧИТАТЬ


Прекрасная Эпоха

Я всегда зачарованно смотрю на фотографии Belle Epoque, Прекрасной Эпохи, с 1870 до 1914. Это было время мира, благополучия, процветания и искусства. Зенит европейской цивилизации и культуры. It was all downhill from there.

ДАЛЬШЕ


Вкусы и представления о красоте

Как все уже, наверное, поняли, я нахожу идею татуировок очень глупой. Не только потому, что это художество выглядит на коже неэстетично, но главным образом потому, что оно необратимо. Как ни выводи эту красоту, след останется.

Делая татуировку, человек утверждает, что его вкусы и мнения никогда не поменяются. И через двадцать лет ему будут нравиться птички и рыбки на попе, и через сорок. Нет, конечно, есть те у кого вкусы не меняются от пятнадцати лет до девяносто пяти, правда, обычно они живут в интернатах для умственно отсталых.

ДАЛЬШЕ


Художник для сайта

Мне нужен художник для сайта, нужны советы по дизайну. За рекламу.
Пишите на lavinia.lond@gmail.com

Мюнк в Tate Modern

Я очень люблю Мюнка, но мало его видела в живую. Вчера сходили на выставку, там было много картин, но не было ни одного варианта the Kiss or the Scream.
Все равно выставка очень хорошая. А я еще раз отметила, что меня трогает только живопись где-то с 70 годов 19 века, не раньше. Смотрю на Рафаэля,Гойю, Рембранта, кого угодно - красиво, интересно, но не трогает. А вот с Саржента начинает задевать. Все, что раньше, кажется примитивным, не по качеству искусства, а по культуре. Кажется, ну что они знали о жизни?



(no subject)

Наконец посмотрела Соловьевскую Анну Каренину. Все собиралась, думала получить удовольствие. Да... Что же это делается с ними? Говорухин и Михалков давно из ума выжили, о Рязановских шедеврах даже говорить нечего, И Соловьев туда.
Совершенно картонная, некрасивая и вообще никакая Анна, весь фильм с одним выражением лица. Вронский только чуть-чуть лучше того, кто на предыдущей странице, да и то только потому, что брюнет. Дешевые декорации, все притянуто за уши, никакого чувства, Гармаш в роли дворянина, язык как в программе Время. В чем трагедия Анны, Вронского и Каренина понять невозможно. Единственная реальная трагедия в фильме - Абдулов и Янковский, такие молодые и в последний раз.

Ну просто очень-очень плохо. Как же все эти режиссеры устарели. Ну зачем снимать дальше?

(no subject)

В Лондоне проходит книжная выставка и ярмарка, где в частности есть и русский стенд. В связи с этим сюда приехали несколько современных российских «звезд», типа Быкова, Улицкой и тп.
К Быкову я равнодушна, Улицкую просто не выношу, поэтому пошла только на встречу с Чхартишвили, которого люблю не только как Акунина, хотя с удовольствием читаю, но как очень умного и интересного человека.

И на этой же неделе была встреча с Парфеновым, организованная Снобом, чьи мероприятия я время от времени посещаю (хотя как журнал Сноб мне не нравится).

Я получила большое удовольствие от обеих встреч. Акунин и Парфенов такие разные, но их объединяет одно из любимейших мной качеств – профессионализм. Отсутствие малейшего намека на самодеятельность сельского клуба, которая присуща сейчас 99% российского «искусства». Я уже писала недавно про спектакль Современника. Так и другие спектакли в московских театрах, которые я видела за последние годы, были провинциальной самодеятельностью. И фильмы, и книги, и телевидение (перекрестилась, вспомнив, что идет по российскому тв и какого это все качества).
А вот в них этого нет. Они умные, но в отличие от многих других, вроде тоже неглупых, они законченные, отполированные, умеющие себя вести и понимающие контекст.
Они оба прекрасно говорят на английском. И не на наречии семья Стоговых, а на действительно хорошем английском языке, хотя оба живут не в англоязычных странах. Более того, они оба прекрасно говорят на русском! Большая редкость в наши дни.
Они совершенно адекватно одеты, причесаны, выглядят, не overdressed в костюмах и часах-ролекс, и не underdressed в слаксах и выбивающейся рубашке в клеточку.
Они говорят только о том, в чем хорошо разбираются. А разбираются во многом. Сразу видно, что говорится только малая часть, а не вываливаются все случайно услышанное по теме. Они умеют слушать! Не перебивать. Шутить вовремя и смешно.
Они – профессионалы в жизни, а не только в том, что они делают. Я получила большое удовольствие от общения.

(no subject)

А еще я на прошлой неделе оказалась на встрече с Андреем Кончаловским. Я о нем всегда была лучшего мнения, чем о брате его младшеньком. Но зря. Он представлял фильм «Глянец» со словами, что фильм этот – пародия на современные безнравственные времена. Мол, нет больше в обществе морали, а ведь это самое главное. А почему он выбрал именно Глянец? Да потому что зритель пошел не тот, измельчал, на Западе полная бездуховность, кому здесь нужно настоящее серьезное искусство…
Вот интересно, пока был сильным столько женщин измучил, столько гадостей сделал, даже не скрывая этого. А как не может больше, так сразу в ход пошла нравственность, духовность и мораль.
Нет, откровенно беспринципные намного симпатичнее. Ну нет морали у них, так где же ее возьмешь. А preaching очень утомил.

(no subject)

Позавчера была на спектакле Современника «Три Сестры» в Лондоне, они сейчас здесь на гастролях.
А три недели назад на off-Broadway play «39 Steps» в Нью-Йорке.
И вот какие впечатления.

Американский спектакль по жанру фарс, детективная история по Хичкоку, где четыре актера играют десятки ролей, часто переодеваются прямо на сцене, в сумасшедшем темпе. Смотрится на одном дыхании, главное впечатление – ну насколько же профессионально сделано. Все выверено по секундам, все точно, все слажено.

Спектакль Современника – говорят, говорят, говорят. Три часа переливания из пустого в порожнее. Естественно пьеса такая, но и постановка, и актеры вареные. И детали… Барышня бегает по сцене якобы босиком – в колготках телесного цвета. Платья genuine polyester, ядовито розового цвета, призванные видимо символизировать пошлую натуру Наташи. На ней же синтетический белый парик. Вообще одеты и загримированы актеры как в студии художественной самодеятельности.
Видимо считается, что главное – душа, мысль, а антураж неважен. Фатальная ошибка. Остается просто ощущение полного неправдоподобия и непрофессионализма. Я полагаю, всем хорошо известно, что не могло в девятнадцатом веке быть таких ярких синтетических цветов, но считается, что и так сойдет. И колготки сойдут, ну кто там заметит. И парики кое-как надетые.

Когда снимают профессиональные фильмы или ставят спектакли, подбирают все вещи из соответствующей эпохи, вплоть до мелочей, до обоев, до дверных ручек. А то можно дома на диване Чехова прочитать.