February 22nd, 2007

(no subject)

На работе у нас хорошая и теплая компания. Двое ирландцев, двое австралийцев, двое англичан, черная девочка из Зимбабве, парочка белых из ЮАР и я.
Каждый день у нас возникают спонтанные дискуссии на разные отвлеченные темы. Сегодня на повестке дня стояла независимость Палестины, проблемы безопасности в Дж-бурге, и стоит ли жирным носить джинсы в обтяжку.
Сначала черная девушка поругалась с ирландкой по поводу Палестины. Последняя настаивала на неприемлемости терроризма и Хамаса у власти. Черная возражала и клеймила империалистическую позицию Израиля. С Израиля разговор плавно перетек в ругань по поводу империалистических амбиций всех прочих государств-хозяев. Оттуда было уже рукой подать до конфликта белых и черных в ЮАР, в который с жаром вступил представитель белых. Он образно и детально обрисовал картину современной морали и обратил всеобщее внимание на дикость и тупость некоторых групп населения ЮАР. Черная девушка свирепо молчала. Когда он перешел к рассказу о преступности, самым страшным элементом которой, является изнасилование младенцев, в связи с распространенным заблуждением данных групп населения о возможности излечения от СПИДа путем секса с ребенком, она демонстративно ушла.
Вскоре правда вернулась, чтобы поучаствовать в обсуждении проблемы эстетического плана. А именно джинсов на ожиревших американцах. В газете как раз были фотографии женщин весом от 200 кг и призыв бойкотировать Макдоналдс. Мнения были разные. Кто-то говорил, что "people like this should not really wear anything tight". Кто-то, что "people like this should not wear tight jeans", а некоторые утверждали, что "they should not wear jeans at all".
На протяжении всей дискуссии, участники переодически восклицали "you are saying this just because you are from South Africa / Zimbabwe / Ireland / want to annoy me / dont know what you are talking about".
Я все это время тихо занималась своими делами. Читала еву.
Наконец, когда аргументы у оппонентов иссякли, кто-то решил апеллировать ко мне, как к последней невовлеченной стороне. Мыслями я была далеко, на еве, спорить мне не хотелось, поэтому я четко и кратко изложила свою позицию по данным вопросам.
"Nuclear bomb will solve all palestinian problems including any future ones", "The day Mandela came to power should be declared a national mourning day" и "people should not get so fat, thats ugly".
Спор сразу прекратился, установилось молчание, потом кто-то сказал "Now, this is a russian person talking. Short, rude, to the point. Nothing else here to discuss!"
И я спокойно пошла дальше читать еву.