October 24th, 2005

Москва

Подтвердилась командировка туда в ближайшее время. Ура! Люблю туда ездить на пару дней.

(no subject)

Разговарвала два часа с мамой по телефону. Стали обсуждать Похороните Меня за Плинтусом и постепенно перешли на Союз и на ту жизнь. Она даже заплакала, стала мне рассказывать о "той жизни". Как закончила институт в Свердловске,а сама она из маленького уральского городка Березники, пока училась на физтехе, жили в общаге. Закончила, ее выгнали из общаги. И жить стало негде. Взяли на кафедру, платили 90 рублей, а снимать комнату на окраине стоило 50. Жить было не на что. Правда мама помогала. Она была большим боссом там в Березниках, но старым большевиком. Не в смысле веры в коммунизм,а в смысле кристальной честности. Даже не представляла себе, что можно "злоупотреблять". И моя мама осталась практчески на улице. Потом как-то устроилась в однокомнатную квартиру к двум старикам, они ей угол сдавали... А ей уже 26 было. Пожила так полгода и уехала на дипломирование в Сухуми, там был большой академгородок. Написала там диплом и решила вернуться туда жить. Потому что там сразу квартиру давали. А в Свердловске жить негде, прописки нет и получить невозможно, ужасно тяжело... Приехала в Свердловск назад, чтобы уволиться с кафедры и собрать вещи. Пошла в филармонию, сидела, слушала музыку и думала, что в Сухуми ничего этого не будет - ни театров, ни филармоний, ни концертов. А будет крошечный курортный городок - пошлый и дикий, где все дург у друга на глазах. Шла из консерватории и плакала но решила, что не уедет. Пошла к зафкафедрой и разрыдалась в его кабинете, сказала, что негде жить. И он ее уустроил в аспирантское общежитие, хотя она не была аспиранткой. А там комендантша стала ее преследовать. Невзлюбила и мучила, кричала, что она уборщиц не пускает, что она ее на улицу выкинет. Такая бабища советского разлива. И больше года так издевалась, а потом внезапно взяла и переселила в постоянное общежитие и сделала постоянную прописку. Она все могла.
А потом уже был трехкомнатный кооператив, но это совсем другая уже история.