October 16th, 2005

(no subject)

Мне так их жаль, заметил Морж
И вытащил платок.
Что я не в силах удержать
Горючих слез поток.


Вспомнилось

Не к вопросу о Морже.

Чего-то вспомнился на днях папин научный руководитель академик Павел Владимирович Гельд. Он умер лет 15 назад. Я его смутно помню, но наслышана. Человек законспирированной национальности - то ли немец, то ли еврей. Но из старых русских интеллигентов. Был много лет завкафедрой теоретической физики. Знал латынь. Собрал гиганскую библиотеку. Никогда не повышал голоса, был идеально вежлив и предупредителен ко всем. Жил "как должно". И умер тоже. Пришел домой, дописал какую-то работу, которую надо было отсылать. Все убрал в кабинете. Все доделал. Ему под 80 наверное было. Помню, все время ходил с таким старым кожаным вытертым портфелем. Куда ушли эти люди?... Папа еще застал таких вот профессоров из старой русской интеллигенции, вне зависимости от национальности. У него и курс физики читали два таких обломка империи лет 75. В перерывах между собой на латыни разговаривали. Ведь были же такие... Все вывелись, как мамонты.